Тревожные отношения с людьми при нарциссизме

05.12.2019
22

Некоторые люди стремятся компенсировать трудности взаимодействия в обществе не только избеганием травмирующих ситуаций, но также чрезмерным желанием показать себя, обойдя запреты собственных механизмов защиты. В таких случаях возникновение психогенного тремора может быть объяснено как средство своеобразного взаимодействия с социумом.Поскольку человек с социофобическими реакциями боится негативной оценки своей личности, он в то же время не может всегда избегать людей, потому что жизнедеятельность человека основана на животном инстинкте выживания в стае/группе, поэтому он вынужден найти компромисс между желанием и возможностью. Таким компромиссом может выступать «бегство в болезнь», которое часто свойственно людям с истерическим (нарциссическим) типом реагирования».

Формирование нарциссизма

нарциссизм

Часто у детей, воспитывавшихся в условиях повышенных надежд, постоянного опекания, безудержного восхищения (так называемый «кумир семьи»), возникает желание постоянно быть центром внимания, потому как подобное поведение родителей навязывает таким детям мысль об их исключительности. Это приводит к тому, что ребёнок концентрируется только на своих настоящих и мнимых достоинствах, которые были обильно залиты родительским восхвалением, но упускает из виду внешние обстоятельства, которые могли бы подсказать маленькому нарциссу, что это не совсем так, или совсем не так. Со временем, привыкая к такой сладострастной эгоцентрической позиции в отношении себя, маленький гражданин закрепляет у себя мысль о том, что он – лучший и первый во всех начинаниях, а если нет, то непременно станет таким. В этом месте я прошу читателя заметить: здоровая самооценка – это считать себя любимым и лучшим, но соизмерять своё самолюбие с окружающими, то есть откликаться на стимулы извне и изменять своё поведение, если того потребуют обстоятельства. Это принцип здоровой, гибкой психики. В случае с нарциссическим самовосхвалением любовь расширяется до таких границ, когда нарцисс изначально не может предположить, что его могут не любить, поэтому поступает соответствующим образом — продолжает ожидать похвалу и «навешивает» на мир те же требования. Происходит генерализация (обобщение) его болезненного самолюбия.

Исключительность во всем

Но тут происходит удивительное для нарцисса событие: кто-то его раскритиковал, унизил, стал насмехаться. В этот момент его возникшее замешательство, фрустрация и целый каскад неприятных эмоций в виде обиды, гнева и жалости к себе не знают границ. Сначала происходит поиск образцов поведения, которые могли бы «выручить» нарцисса в сложной ситуации, помочь ему осознать, что даже если его кто-то критикует, это не означает, что его не любят. И если бы часть его личности знала, что он может не всегда нравиться окружающим, то более спокойно бы к этому относился. Но поскольку родители привили ему мысль об исключительности, он попросту не может себя спасти от всепоглощающего влияния негативных эмоций и стремления оставаться исключительным. И что же он предпринимает?
Он решает этот вопрос довольно деликатным образом: в представлении о себе он продолжает чувствовать себя исключительным, но только теперь исключительно несчастным. Следовательно, это порождает чувство жалости к себе и страх перед теми людьми, которые могут быть для него опасными: обидчики, насмешники, критики. Знак исключительности изменился с положительного на отрицательный.

Формирование страха взаимодействия с людьми

Как я уже упомянул, животный мир выжил благодаря природному стремлению к группированию видов. Человек не исключение, а следствие этого стремления. В успешном группировании всегда существует структура, которая помогает ей, собственно, выжить. Стало быть, нарцисс обязан «придумать» такой способ взаимодействия с окружением, который позволил бы ему оставаться в нём, влиться в эту структуру, если оно имеет для него ключевое значение для выживания.
Поскольку окружение нарцисса, как мы увидели, оказалось для него токсичным, но ключевым, он придумывает способ реагирования, при котором он бы избегал негатива, но оставался бы в этом окружении. Здесь многое зависит от личности самого нарцисса, но обычно это люди весьма внушаемые. В нашем случае нарцисс просто продолжает испытывать негативные стимулы от окружения, но терпеть их, преобразовывая всё в избегание ответной реакции, так как агрессивный ответ с его стороны уронит его исключительность в собственных глазах. Он – король и о челядь руки марать не собирается (как мы видим, низкая самооценка нарцисса компенсировалась грандиозным восприятием своего Я). Однако, рано или поздно сумма накопившихся задержанных эмоций (аффектов), которые были вовремя не отреагированы в соматовегетативных актах (движение тела, крик, слёзы и тд), выльется наружу в виде определенных симптомов, только выльется она спустя какое-то время, когда эта сумма аффектов пересечёт порог предельного раздражения нервной системы. Этот порог у конкретного человека различен и зависит, прежде всего, от силы и подвижности процессов его нервной системы.
Избегание нарциссом ответной реакции на стимулы заставляет его психику неописуемо страдать. И здесь для него было бы уместно всё же ответить на эти стимулы, чтобы облегчить себе жизнь. Но программа «выживания» в стае и грандиозное Я диктует ему другой путь: путь мученика, исключительного страдальца, что заставляет посылать в его сторону ещё больше негативных стимулов, потому что никто не любит «показных» страдальцев, высокомеров и слабаков, и окружение это прекрасно чувствует, инстинктивно прогоняя слабое звено, не способное к укреплению группы, следовательно – к выживанию.
Через некоторое время у такого нарцисса формируются вышеупомянутые социофобические тенденции, то есть страх перед негативной оценкой в обществе. Но в данном случае эта социофобическая реакция имеет в своей основе нарциссическое желание восхищения, приправленное теперь уже исключительностью в собственной несчастности. Социофоб манифестирует всех восхищаться им, мучеником, которому пришлось «пройти через огонь и медные трубы».

Появление телесных симптомов от страха

Если выше мы говорили о задержанном аффекте как сумме не вышедшего вовремя эмоционального напряжения, что впоследствии легко может приводить к паническим атакам, то сейчас необходимо упомянуть об ещё одном обстоятельстве: социофоб-нарцисс может испытать не только панические атаки, которые являются суммой раздражения в вегетативной нервной системе ( Физиологический закон «Allornonelaw, в переводе — «Всё или ничего», влияющий на функции сердечно-сосудистой; желудочно-кишечной; мочеполовой; дыхательной систем), но и запустить изолированный симптом, например истерический тремор.
Особенно важным считаю заметить, что у некоторых нарциссов в семьях есть родственники с подобным поведением и даже с похожим симптомом, поскольку нарцисс чрезмерно внушаем, падок до жалости и может скопировать почти любой тип реакции.
Другой вопрос: для чего ему симптом? А всё для того же. Вызывать жалость к себе, только эта жалость направлена не на окружение, а на самого себя. Это позволяет нарциссу поддерживать внутри себя миф о собственном образе мученика (что, впрочем, не исключает его грандиозное мировосприятие, защищающее от чрезмерно низкой самооценки). Судя по всему, мысль о собственной болезненной исключительности как-то подпитывает его чрезвычайно низкую самооценку, заставляя компенсировать её батутным прыжком, идеализируя свою личность и свои страдания, обесценивая при этом холодных и чёрствых окружающих, которые заставили его страдать.
Это даёт ему возможность «убежать в болезнь» по мере необходимости, но при этом как-бы с безопасного расстояния обозревать социальную ситуацию вокруг себя. Держать социум на коротком поводке. Не входить в него с головой, но и не отгораживаться от него полностью (как видим, нарцисс использует точно такую же модель взаимодействия, как в случае с обидчиками). Если ситуация оказывается чрезмерно пугающей для него, запускается уже известный бессознательный механизм подражания с помощью симптомов, скопированный у кого-то важного из окружения (или даже у незнакомого прохожего, но вызвавшего у него чувство жалости, что так знакомо нашему нарциссу) и закреплённый условным рефлексом, что приводит к возврату тремора с новой силой. По сути, психогенный тремор — это явление, которое можно охарактеризовать как «и хочется, и колется». Что-то, очень сильно желаемое, пытается быть реализованным, и одновременно боится быть реализованным. Конфликт исчезает в случаях, когда человек больше не пытается что-то реализовать, потому что уже не хочет, или когда уже не боится этого. Тремор – это способ защиты от той части себя, которая вокруг всё обесценивает и никогда открыто на конфликт не отвечает. В попытке контроля над ситуацией, если она не опасна для нарцисса, тремор не возникает.
Также хорошо известно, что тремор не даёт о себе знать с теми людьми, которые кажутся ему «хуже», чем сам нарцисс. Неконкурентными для него. В этом случае он идеализирует себя, обесценивая окружающих, подпитывая своё грандиозное Я. Отсюда логически вытекает, что как только нарцисс чувствует угрозу для самооценки, он запускает обратный механизм: идеализирует человека, который кажется ему лучше, чем он сам, и обесценивает самого себя, подключая сюда единственный возможный для него вариант «защиты» от тревоги, с этим связанной – тремор.
Тремор на какое-то время заставляет нарцисса уйти в безопасное место, зализать раны, почувствовать себя снова болезненно и исключительно уникальным, которого снова заставили страдать злые и опасные люди, которым он попросту завидует.

Интроекты

внутренний голос

Вся разгадка в том, что на момент первичной манифестации симптома никаких обидчиков и опасных людей для него не существует в объективной реальности. Всё существующее находится только в голове нарцисса. Эти защитные образы называются интроектами. Упрощенно говоря, он живёт прошлыми, травматичными событиями и на каждого «подозрительно более успешного чем он сам» навешивает уже отработанный собирательный образ всех негативных реакций по отношению к себе, бывших в далёком прошлом. Слово «успешный» здесь не следует понимать только как более зарабатывающий, более красивый и тд. Всё это внешняя оболочка. Для нарцисса также имеет значение само поведение, умение держать себя.
Симптом возникает, когда нарциссу начинает КАЗАТЬСЯ, что его кто-то критикует, а не тогда, когда его критикуют на самом деле. В этом месте существует разница. Реальная угроза адекватна и вызывает адекватный отклик в психике и теле (заставляет бежать или сражаться). Прошу здесь понять меня правильно: нарцисс вполне способен ответить грубо и постоять за себя, в особо стрессовых ситуациях. Вначале статьи я рассматривал поведение нарцисса, когда он под гнётом невозможности избавиться от критиков и оценщиков был вынужден (!) прибегнуть к созданию своей невротической структуры, чтобы выжить в ней. Всё дело в частоте воздействия негативного стимула и количества повторений. Это основа любого условного рефлекса.
Умозрительная же угроза, когда ему мерещатся критики, для нарцисса весьма травматична и цепляет за болезненную мозоль: он не отвечает адекватно, а с помощью придуманного им симптома, потому что по-другому он не умеет. Точнее, не хочет. Симптом, как ни странно, играет для него роль «переговорщика», и он вместо него говорит всем наблюдающим за ним интроектам: «пощадите, я слишком слаб». Этот тип реакции носит название «Замирание, или рефлекс мнимой смерти», свойствен некоторым видам слабых животных, но достался и нам, человекам, как древний механизм.
Напомню: наблюдающие за ним интроекты — это образы из его собственной головы. Говоря проще: вся борьба происходит внутри нарцисса, и симптом он предъявляет не окружающим, а интроектам, находящимся в его собственной психике. Но при виде реального человека интроекты «вливаются» в его плоть и кровь, обретая телесную оболочку. Потому что не вливаясь, тремор не мог бы возникнуть, скажем, если человек находится один, дома, когда он знает, что никто за ним не сможет подсмотреть.
Но как только он начинает чувствовать себя не в безопасности, в чувстве, что за ним кто-то подсматривает (а это возникает в публичных местах), тут же страх и желание вступает в противоречивую борьбу. Нарцисс словно оценивает каждое публичное место на наличие вероятности возникновения тремора.
Если бы нарцисс мог выйти в центр зала и сказать: «Признаю, я слаб, пожалейте меня, только не обижайте», то никакой симптом ему никогда бы не потребовался. Но нарцисс по определению так сделать не готов, потому что его низкая самооценка пробьёт десятое дно, и ни один батут в виде компенсации этой самооценки в виде обесценивания окружающих, боюсь, его не спасёт. Потому симптом ему будет необходим до того момента, пока он не будет готов стать более смелым и относиться к собственным слабостям с любовью.
В заключении хотелось бы ответить на критику некоторыми читателями взглядов автора на этиологию тремора, описанного в данной статье.
Во-первых, тремор имеет различную природу, причём в одном организме он может выступать одновременно как выразитель нескольких причин, независимых друг от друга. Например, человек с истерическим тремором одновременно может внезапно испугаться и затрястись, он может проголодаться и за счёт высокого уровня инсулина крови начать дрожать. Также ему никто не запрещает дрожать от холода.
Относительно того, что тремор может возникать не только в качестве механизма психологической компенсации, но и как следствие различных травм, интоксикаций или существовать как самостоятельное заболевание, у читателя не должно вызывать сомнения.
В этой статье рассматривается динамика развития личностных особенностей, которые приводят к тремору, но это не означает исключение всех остальных причин.
P.S. Кто желает присоединиться к группе, которая изучает причины развития панических атак и психогенного тремора – добро пожаловать: http://vk.com/psychogenic_tremor

© Максим Янгель

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...