Формирование невротического симптома (психогенного тремора)

14.12.2019
15

В данной статье я совершу попытку объяснить своё понимание некоторых психологических аспектов развития невротического состояния на примере такого симптома как психогенный тремор. Разумеется, это понимание едва ли можно считать всеобъемлющим, поскольку причины возникновения и механизмы развития любого невротического симптома щедро обогащены деталями. В данном случае рассматривается сугубо психологический компонент проблемы.

Страх негативной оценки

боязнь не добежать до туалетаИз ряда моих наблюдений, опросов и теоретического анализа следует, что страдающий психогенным тремором, встречая другого человека, неосознанно активирует механизм защиты, который позволяет ему сделать нелестный вывод о том, что любое «отклонение от нормы» в телесных реакциях встречает осуждение у окружающих. Чаще всего это осуждение выражается сознанием в виде мысли «меня сочтут неадекватным, больным человеком». Любопытно, что страх показаться ненормальным вызван стремлением казаться преувеличенно здоровым, т.е. желанием скрыть неадекватность любых (!) реакций в силу опасений, что они будут замеченными. Даже тех реакций, которые могут не относиться к тремору. Складывается впечатление, что такой человек знает, что в его психической сфере происходит что-то необычное (мысли, фантазии) и проявляется тогда, когда есть кто-то, кто это может увидеть. Отсюда вытекает тревожное ожидание, что рано или поздно окружающие это обнаружат, и это накладывает дополнительную нагрузку на нервную систему.

В химии существует термин «катализатор». Это вещество, ускоряющее химическую реакцию между компонентами реакции (реагентами), но само оно на реакцию не влияет. В отношении проявления необычных телесных симптомов у человека (не объясняющихся с точки зрения органического подхода в медицине) катализатором как раз выступает любой знакомый или незнакомый человек. Тот, кто может увидеть необычность телесных реакций у отягощенного тремором субъекта. Сложность в том, что человек-катализатор не просто наблюдает эту реакцию – он оценивает её, делает собственные выводы. Если бы страдающий тремором не знал, что другие могут оценить его негативно, то никакого тремора никогда бы не возникло. Это приводит к мысли, что страдающий тремором весьма отягощен прошлым негативным опытом оценивания другими людьми своей персоны далеко не в свою пользу. Но более важно то, что его собственное отношение к тремору представлено в негативном свете.

Верно и следующее: на самом деле, человек не умеет заглядывать в мысли другого. И когда ему кажется, что он точно знает, что именно сейчас подумает или подумал человек-катализатор, хотя он об этом никак не сообщил, это всегда явление психологических защит. В данном случае речь пойдёт о таком механизме защиты, как проекция.

Проекция

В наиболее общем виде проекция – это неосознанное приписывание мыслей, желаний, эмоций другому человеку с целью исключить их у самого себя, защититься от них. Например, если мне кажется, что какой-то человек злится на меня, хотя он открыто об этом не заявлял и никаким видом этого не показывал, то скорее всего во мне сработала проекция, и на самом деле это я злюсь на себя или на этого человека, а не он на меня.

Когда человек, выступающий перед аудиторией, считает, что сейчас все увидят его тремор – это объективная правда, ведь у большинства присутствующих есть глаза. Но когда человек продолжает размышлять об этом и делает вывод, что все сейчас не просто увидят тремор, а сочтут его человеком с неадекватными реакциями, то в данном случае срабатывает механизм проекции. Личность человека в этот момент атакуется неприятными мыслями, которые приводят его к выводу о своей болезненной уникальности, и стремится защититься от них, приписывая их не себе, а окружающим. Таким образом, человеку кажется, будто все вокруг считают его неадекватным. Правда заключается в том, что он сам считает себя неадекватным. Окружающие не знают, что происходит в голове у человека и не умеют выносить одинаковых суждений в каждый данный момент. Кто-то проявит сочувствие, кто-то останется равнодушен, кто-то будет насмехаться и показывать пальцем. Все люди вынуждены как-то справляться со своими травмами и реагировать на окружение ровно так, как это было определено отдельно взятым прошлым.

Интроекция

внутренний голосВ человеке находится опыт прошлого, который влияет на его настоящее, определяя его будущее. Стало быть, прошлое определяет будущее. Ещё в начале 20 века Зигмунд Фрейд писал, что психика, как и всё живое на земле, функционирует по принципу экономии энергии. Наши мышление, стереотипы, обобщения, привычки – это всегда дань принципу экономии. В интрапсихических механизмах (внутренних механизмах функционирования психики) также действует принцип экономии. Человеку нет необходимости постоянно придумывать новые модели поведения для каждого конкретного случая, ведь для этого потребовалось бы огромное количество сил. Поэтому эволюционно, с развитием головного мозга и мозговых структур, в том числе коры, которая отвечает за ум, логичность, сознательность, на её основе успешно развивались и адаптивные модели поведения, и механизмы защиты психики от повреждений. Одним из таких механизмов является интроекция.
По сути интроекция – это усвоение ребенком из детства наиболее значимых образцов поведения. Чаще всего интроект – это усвоенная модель общения матери и ребенка. В более поздних случаях, с развитием малыша интроекция расширяется и в неё включаются другие значимые фигуры: отец, ближайшие родственники, учителя, тренеры, эмоционально окрашенные отношения с людьми в любых коллективах.

Интроекты необходимы для того, чтобы облегчить взаимодействие с окружением в будущем. Это своего рода готовая модель, на основе которой происходит всё дальнейшее развитие человека. Если в закладывании интроективного фундамента возникали трудности, конфликты, то будущая интроектная модель может оказаться недостаточно эффективной, а то и вовсе проблемной. Если в психике человека «вшиты» конфликтные интроекты, то они подспудно влияют на его развитие и отношения в настоящем, потому что такова конкретная модель. И до какого-то момента всё идет своим чередом. Но, как известно, беда приходит оттуда, откуда её совсем не ждут: иногда эмоциональное содержание, вытесненное в силу культурных особенностей и воспитания, внезапно прорывают плотину бессознательной сферы, всех психических защит и человек теряет контроль над собственным телом.

Бессознательные мотивации в формировании психогенного тремора

Чаще всего это происходит из за того, что какое-то мелкое обстоятельство внезапно напоминает человеку о психической травме, которую он получил в момент воспитания и взаимодействия с окружением. Если говорить о психогенном треморе, то основанием для его появления является страх перед осуждением и желание удовлетворить какую-то потребность. В тот момент, когда он впервые возник, в окружении был какой-то триггер (пусковой стимул), который активировал в памяти старую конфликтную ситуацию, напомнил ему о каком-то болезненном чувстве. Порой достаточно даже взгляда незнакомого человека, чтобы триггер «включился». Но следует помнить, что тремор никогда не возникнет без заготовленной почвы. Только текущие стрессовые обстоятельства в сочетании со старой, внезапно нахлынувшей травмой и физической «готовностью», ослабленностью создают условия для сбоя. Потому как глупо предполагать, что старая, нахлынувшая травма активирует мощную симптоматику, если человек находится в тонусе и достаточно энергично преодолевает жизненные трудности. Болезненное состояние никогда не возникает внезапно, оно постепенно накапливается (так называемый преморбид) и выдает себя только через место наименьшего сопротивления организма (locusminorisresistentiae).

Повторюсь, при психогенном треморе появляется страх перед осуждением и желание удовлетворить определенную потребность. Человек боится, что какие-то его действия или мысли станут общественным достоянием, чувствует себя виноватым в связи с этим, но в то же время испытывает удовлетворение от этих действий или мыслей. Чувство вины ищет наказания и находит его в телесном симптоме, но и удовлетворение фантазий также разряжается в том, что этот невротический симптом появился. Поэтому получается, что тремор – это самонаказание за «грязные» действия или помыслы, но и удовлетворение от того, что выполнена какая-то задача, с которой теперь справится симптом. Теперь этот невротический симптом говорит вместо человека, потому что словами он выразить этого не смог в силу культурных или иных запретов. «Я вас боюсь, я вас ненавижу, я слабый больной человек, пожалейте меня» — не об этом ли говорит симптом, удовлетворяя потребность во внимании и своеобразном общении с окружением? А чувство вины наказывает человека за проступки, надуманные или реальные.

Получается, что на одном полюсе – чувство вины, страх, потребность, а затем и желание наказания, а на другом – его символическое удовлетворение, которое раз за разом происходит в присутствии знакомого или не знакомого человека или представления о нём в своём воображении.

Что же управляет чувством вины и почему человек так сильно подвержен этому чувству? Как было отмечено, многое зависит от культурной среды и воспитания, в котором «варился» человек. Но не менее важным являются его анатомо-физиологическая предрасположенность к переживаниям, чувствительность и чуткость, подверженность внушению. Общеизвестно выражение, что запретный плод всегда сладок. Запрещая человеку что-то, создается только более сильное желание обладать запретным, часто просто потому, что оно запретно. Мне думается, что дело не столько в чувстве вины, сколько в изначальном желании удовлетворить запретные потребности, и чем их больше, тем сильнее запреты, что создаёт почву для развития вины как непослушанию этим запретам. Ведь чувство вины развивается в человеке со временем, а инстинкты и желания существуют у него с рождения.

Проходит время, и рано или поздно человек под воздействием воспитания научается контролировать свои импульсы и подвергается жесткому контролю в виде совести и вины. Контроль родителя, который воспитывал человека, перемещается и вписывается в его психическую структуру. Теперь внешнее воздействие родителя уже не нужно, так как наблюдение, оценка собственных действий, совесть и чувство вины контролирует человека изнутри. Произошло формирование интроекта.

Внутренний оценщик

А теперь, пожалуй, самое важное. Знакомый или незнакомый человек, при котором возникает тремор – это и есть интроект. В самый первый момент дрожания (когда только формировался тремор) между человеком и случайным «зрителем» происходит поле контакта, которое раскрывает всю многообразную гамму воспитания, запретов и вытесненных желаний. Случайный человек в виде «зрителя и оценщика» является лишь свидетелем, он не может быть полноценным участником контакта. Дрожащий человек как-бы перемещает свои внутренние интроекты в случайного зрителя, знакомого ему или незнакомого. Они, эти интроекты, имеют силу только тогда, когда есть зритель. Именно поэтому психогенный тремор никогда не возникает в отсутствии других людей. Чтобы запустилась вся цепочка реакций, всегда нужен другой, зритель, катализатор. Тот, кто «увидит, оценит и поймёт».

Кому предназначается всё это представление, зависит от индивидуальной картины, но уж точно не тому, кто в данный момент наблюдает у человека тремор. Потому что это всего лишь внешняя оболочка, в которую можно «влить» конфликтный интроект. Но важно понять, что речь здесь идёт только о первичном возникновении тремора. Когда он уже сформирован, достаточно одного представления о том, что наблюдатель может обнаружить в человеке болезненные реакции, чтобы эта реакция действительно произошла. Как вы думаете, может ли возникнуть тремор, если пригласить человека в пустую аудиторию (чтобы он изначально видел, что она пустая), закрыть ему глаза и включить ему музыку в наушниках? Разумеется, может. Человек, слушая музыку с закрытыми глазами и не зная, кто находится в аудитории (и находится ли кто-то?), скорее всего будет напряжен, боясь того, что кто-то за ним «подсматривает», даже если объективно аудитория пуста. Это ещё раз говорит о том, что для возникновения дрожания уже после его формирования в психике и нервной системе совсем не нужен настоящий человек. Первичное формирование уже произошло и для него действительно был необходим реальный человек. Но потом, в результате нескольких повторений возникает условный рефлекс и формируется невротический страх ожидания повторного проявления дрожания – уже достаточно лишь представить себе, что кто-то может (!) это увидеть. Суть в том, что это увидеть может только внутренний, уже известный нам интроект в виде свидетеля, существующий как часть личности. Ирония в том, что он всегда это видит. И именно он «преследует» индивида, внушает ему страх ожидания. Он всегда наблюдает за человеком, оценивает любые его поступки. Это тщетная попытка угнаться за собственным хвостом. И это не вполне нормальный интроект. Не будь у человека такого сверхконтроля, его бы не пугали фантомы, могущие оформиться в телесную оболочку где-то за углом.

Коротко говоря, момент дрожания – это момент контакта с какой-то значимой фигурой из прошлого, при котором страдающий человек что-то пытается сообщить. Вызванный тремор даёт понять зрителю, что человек себя наказывает, но и удовлетворяется тем, что чувствует себя как-бы «под защитой раскаивающегося в грехе». Наказывая себя и демонстрируя это значимой фигуре, человек обретает возможность быть прощенным и любимым. Хотя бы на время. В основе этого симптома лежит желание привлечь к себе внимание и заботу. Таким причудливым способом он добирает то, что не смог получить в прошлом. Болезнь или её имитация — невротический симптом способны смягчить жесткий нрав всякого человека. Дрожащий очень напоминает человека, которого хочется пожалеть, посочувствовать ему, и он об этом знает, именно поэтому в качестве действенного рычага влияния на окружение он «выбрал» тот невротический симптом, который может вызвать сожаление. Впрочем, люди этого склада часто выбирают такие способы, в которых уверены. Зачастую, они выбирают симптомы, исходя из собственных наблюдений и чувств, которые вызвали эти наблюдения. Допустим, индивид увидел у родственника невротический симптом, который вызвал у него сильное сожаление. Через какое-то время он обнаружил в себе точно такой же симптом, желая таким образом привлечь к себе такое же сожаление. Это обстоятельство обнажает у него явную потребность в любви. Проблема только в том, что реальный наблюдатель здесь не при чём. Вся драма разыгрывается для воображаемого наблюдателя – интроекта, сидящего в голове, оценивая каждый шаг в любых плоскостях взаимоотношений.

Закон гомеостаза

гомеостазХочется подчеркнуть, что невротический симптом это конверсионный симптом истерического свойства, созданный человеком с определенной целью что-то продемонстрировать окружающим, а его появление – это телесное выражение противоположных чувств, одинаково важных для человека. Здесь не лишним является ещё раз упомянуть, что истерический конверсионный симптом, — как писал Фрейд – это попытка удовлетворить два противоположных желания, а конверсия – это механизм преобразования психического конфликта в телесный симптом. Было описано выше, что психический конфликт в какой-то момент становится настолько острым (под влиянием обстоятельств), что преобразуется в телесный ответ. Другими словами, тело делает то, что хочет или не хочет психика. Организм как-бы отвечает вместо человека. К примеру, мутизм (неспособность говорить) как конверсионный симптом может иметь символическое значение: «я не могу больше говорить с вами». Внезапный паралич ног в отсутствии органических повреждений нервных структур может иметь такую символику: «я могу, но не хочу больше идти». Чтобы понять причину, необходимо чётко понимать контекст, в рамках которого возникает определенный невротический симптом, учитывать все возможные обстоятельства.

Широко известны эксперименты Ивана Петровича Павлова по формированию у подопытных собак экспериментального невротического конфликта: собакам специально создавали заведомо невыполнимые условия, после которых они впадали в агрессивное состояние. Отличия от человека в этом случае не столь велико, как может показаться на первый взгляд.

Если формируется такой же невротический конфликт, не приводящий к возможности удовлетворить его, это повлечет за собой точно такое же агрессивное поведение, за одним только исключением: собакам, в отличии от людей, неведомо воспитание и культурные нормы. И если собакам разрешается безнаказанно лаять и гневаться на экспериментатора (в том смысле, что не существует культурных норм поведения животных), то человек должен свои чувства каким-то образом переработать. Здесь ему на помощь и приходит вытеснение запретных чувств, например гнева, вины и/или стыда за какой-то поступок (помыслы, запретные желания).

Необходимо понять, что вытеснение срабатывает автоматически, как и любой другой механизм защиты. Это происходит потому, что в природе действует закон саморегуляции систем (гомеостаз). Если какой-то компонент системы выходит из строя, сразу же включаются механизмы «выравнивания» ситуации с целью обеспечить дальнейшее оптимальное существование системы. Порез пальца с кровотечением моментально включает в себя компенсаторные физиологические механизмы образования тромбов, которые закупоривают собой порезанную область, препятствуя дальнейшему кровотечению. Попадание инородного агента в дыхательные пути вызывает рефлекторный кашель или чихание. Само дыхание осуществляется потому, что химические вещества крови сигнализируют в продолговатый мозг (центр дыхания) сигнал о том, что уровень углекислого газа в организме достаточно высок, поэтому необходим выдох с последующим наполнением крови новым кислородом и выбросом углекислого газа наружу. А при таком заболевании, как эндемический зоб (недостаток функции гормонов щитовидной железы) увеличивается в размерах сама щитовидная железа как компенсация недостатка её функции. Психику природа также не обделила вниманием, поэтому закон гомеостаза распространяется и на неё (вытеснение неприемлемых переживаний). Всё взаимокомпенсируемо.

Подводя итоги, можно сказать, что человек, несмотря на всю сложность своего устройства, всё же является достаточно примитивным существом, строго определенными способами реагирующий на самые различные обстоятельства, будь это недостаток веществ в организме, либо отсутствие любви и заботы. Инстинкт выживания требует от нас волевых решений, а не сантиментов, поэтому в критически важных ситуациях мы никогда не сидим сиднем, а действуем в угоду собственной безопасности, защищаясь от холода, голода и эмоциональной пустоты. Один из способов решить эту проблему — создать невротический симптом.

P.S. Кто желает присоединиться к группе, которая изучает причины развития панических атак и психогенного тремора – добро пожаловать: http://vk.com/psychogenic_tremor

©Янгель Максим

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...